малыш

Приглашаем всех молодых мам и будущих мам на бесплатную лекцию “Молочная мама”!

 

мол.мама

Мы в Google+

Вы бы хотели учиться плавать у человека, который вроде бы знает, как правильно двигать руками и ногами, но никогда этого не делал сам и вообще боится воды? Представления современных женщин о грудном вскармливании – это и есть собрание предрассудков, накопленных людьми у которых не получилось кормить грудью совсем или хоть сколько-нибудь долго, чтобы считать это положительным личным опытом. Иногда даже в книгах для будущих матерей и в журналах для родителей именно действия, основанные на предрассудках, описываются, как правильные и необходимые. Давайте послушаем мнение людей, которые «плавать умеют» (то есть успешно кормили грудью сами и не менее успешно помогают кормить другим) и развеем наиболее распространенные заблуждения.

Миф 1. «Грудное вскармливание – это что-то невероятно сложное, у всех всегда масса проблем и одни сплошные неудобства».

Нет ничего легче, удобнее, приятнее для матери и ребенка, и, кстати, дешевле, чем правильно организованное грудное вскармливание. Но что бы это было именно так, грудному вскармливанию нужно учиться. Лучшим учителем в этом деле может быть не книга, не журнал для родителей, и даже не фильм, а женщина, кормившая своего ребенка грудью, долго, больше года, и получавшая от этого положительные эмоции. Есть женщины, которые кормили долго, но воспринимали это как наказание. Например, одна мама кормила ребенка 1,5 года и все эти 1,5 года регулярно сцеживалась, часто мыла грудь и испытывала болезненные ощущения от кормления, а когда она решила, что с нее довольно и решила отлучить ребенка, из-за неправильных действий у нее случился мастит. Теперь она всем рассказывает, что грудное вскармливание – это ад. Она ни одного дня не кормила своего ребенка правильно.

Миф 2. «Долго кормить могут только сверхмолочные женщины и это всегда подвиг материнства».

На самом деле только 3% женщин не способны к полноценной лактации и им необходимо начинать рано докармливать детей, остальные 97% способны кормить неограниченно долго. При правильной организации грудного вскармливания продолжительность кормления грудью зависит только от физиологических ресурсов женщины и нормальная лактация сама собой раньше 1 года и 3 месяцев не угасает, нужно сильно «постараться», чтобы это произошло. В том, чтобы кормить грудью долго, никакого подвига нет, нужна лишь правильная организация кормления. Кстати во всех странах, где проводились статистические исследования, оказалось, что из продолжительно кормящих грудью женщин от 50 до 80 % (процент зависит от страны) работают! Если бы это было так трудно и утомительно, то, прежде всего, бросали бы кормить именно работающие женщины.

Миф 3. «Ребенок, долгое время вскармливаемый грудью, более зависим от мамы, менее самостоятелен, будет долго держаться за ее юбку».

Ну, во-первых, когда ребенок начинает самостоятельно передвигаться, у любой мамы хотя бы один раз, но мелькнет желание, чтобы он подольше «подержался за юбку», а время уже ушло – ему надо бегать!

А во-вторых, статистика показывает как раз обратное. Дети, продолжительно вскармливаемые грудью, получают такой запас уверенности и надежности в виде постоянно присутствующей «сиси-утешительницы», что гораздо быстрее искусственников осваиваются в незнакомом помещении и проявляют недюжинную самостоятельность в решении доступных им бытовых проблем.

Миф 4. «Если мама искусственница, то она все равно не сможет долго кормить».

Статистика показывает, что мама-искусственница быстрее «сникает» при возникновении первых проблем, ей трудно найти соответствующую поддержку в семье. Поэтому у нее больше вероятность перестать бороться за свое молоко и перейти к кормлению из бутылочки. Действительно, чаще и дольше кормят грудью те мамы, которых в свое время кормили тем же способом. Однако женщина, не имевшая в детстве такого опыта способна кормить так же долго и с не меньшим успехом. Доказательством тому могут служить статистические данные о распространенности грудного вскармливания. Например, сейчас в Швеции кормят грудью до 1 года около 80% женщин, а в 70-ые годы кормило 35%. Если учесть, что средний возраст для деторождения в Европе сейчас около 30 лет, то получается, что каждая вторая мама, которая успешно кормит сейчас грудью, в прошлом – сама искусственница!

Миф 5. «А если молоко пропадет, ведь не у всех же его хватает!».

Само молоко никуда не денется! Повторим статистику – только у 3 % женщин может быть некоторое уменьшение его выработки, но и они могут продолжать кормить, только смешанно, совмещая грудное кормление и докорм. Остальные 97% в состоянии просто заливаться молоком. Есть только маленькое но, ЕСЛИ МАМА САМА ХОЧЕТ КОРМИТЬ! Потому что если женщина не хочет кормить, у нее действительно пропадет молоко. Только физиология и наследственность здесь ни при чем. Если женщина убеждена, что кормить грудью нужно, то она умудряется кормить, даже не соблюдая правил, даже создавая себе дополнительные сложности. Она выбивается из сил, но все равно кормит, не благодаря, а вопреки! Если же соблюдать простые правила кормления, то кормить может любая мама, и молока у нее всегда хватит! Молока хватает, чтобы выкормить двойню – что же говорить, если у женщины 1 ребенок!

Евгения Чампалова.
(по материалам московской общественной группы поддержки «Матери за грудное вскармливание»)

Мифы о грудном вскармливании
(продолжение)

Мы продолжаем разговор о наиболее распространённых заблуждениях, касающихся вопросов кормления грудью. Сегодня речь пойдёт о предрассудках, связанных со здоровьем и общим состоянием кормящей мамы.

Миф 6. «Грудное вскармливание делает женщину слишком зависимой от потребностей ребенка. Она превращается в его придаток, постоянно занята и уже не может вести прежнюю жизнь – ходить в гости, работать, и т. д.».

Наивно предполагать, что с рождением ребенка в жизни женщины ничего не измениться. Безусловно, она будет больше времени посвящать дому и меньше другим делам. Все это вопрос приоритетов, а никак не грудного вскармливания. Опыт многих работающих кормящих женщин показывает, что вести активную жизнь могут женщины, которые правильно организовали уход и воспитание своего малыша, вне зависимости от способа кормления. Если ваш малыш настолько беспокоен, что с ним совсем нельзя оставить чужого человека, то это не зависит от того, кто и как его кормит. А если малыша можно с кем-то оставить, то с тем же успехом можно оставить ему и сцеженного молока. Кроме того, при использовании так называемого «стиля сближения» и употребления специальных приспособлений для ношения детей – лоскутных держателей или «сумок-кенгуру» мама становится гораздо мобильнее и может носить с собой ребенка повсюду и кормить, не привлекая внимания.

Миф 7. «Грудное вскармливание портит форму груди».

Природой предназначено, чтобы грудь выполняла совершенно определенную функцию. Молочная железа – это железа, орган половой и эндокринной системы и в ней нет мышечной ткани. Все изменения, которые с ней происходят, зависят именно от работы этих систем. Если у женщины есть какие-либо проблемы с гормонами, то форма груди меняется уже в подростковом возрасте, следующий этап возможных изменений – регулярная половая жизнь, затем беременность, лактация, угасание лактации, новая беременность, и т. д., до климакса. Характер же этих изменений зависит от изначальной формы груди и упругости ее тканей.

Грудь может «обвиснуть» у не кормившей грудью женщины с той же вероятностью, что и у кормящей. Она может изменить свою форму даже после аборта, когда беременность даже не вынашивалась до срока. Чаще всего грудь отвисает у большинства женщин после 30-36 лет, независимо от числа беременностей или кормлений. Известно, что женщины, выкормившие грудью 3-5 детей, до 30 лет в большинстве своем имели хорошую красивую грудь, но после исполнения им 30, грудь неизменно повисала. Известно также, что у женщин, не выкормивших ни одного ребенка, грудь тоже повисала после 30 лет. Поэтому бессмысленно отказываться от грудного вскармливания для сохранения формы груди.

Миф 8. «Грудное вскармливание портит фигуру».

Многие женщины бояться поправиться во время кормления грудью. Но женщина прибавляет в весе в основном во время беременности, а не тогда, когда кормит. Причем, если до беременности она старалась соответствовать неким модным стандартам, например 90-60-90, во время беременности она возвращается в свой вес, свою генетически заложенную физиологическую норму + всем известные 7-10 кг на матку, плод, околоплодные воды, увеличившийся объем циркулирующей крови и еще по чуть-чуть на разные мелочи. В эти чуть-чуть входит 2-4 кг подкожного жира, откладываемого преимущественно на боковых поверхностях бедер, передней стенке живота и т.д. Эти жировые депо необходимы для нормального протекания послеродового периода и лактации. Причины их возникновения – гормональные, и если женщина пытается их «сбросить» раньше времени, обязательно нарушается гормональный баланс организма, что может отразиться на обмене веществ и заставить организм жадно набирать лишние килограммы.

Необходимость в небольшой жировой прослойке пропадает после 6 месяцев кормления, поэтому именно в это время, а никак не раньше, женщины обычно начинают худеть. В зависимости от величины жировой прослойки и конституции женщины, заметно похудевшей она начинает выглядеть после 9 месяцев грудного вскармливания, и постепенно, за 1,5-2 года «сбрасывает» все, что накопила.

Таким образом, полнеют не от грудного вскармливания, а от недостатка знаний об эндокринной системе женщины, и как раз те, кто пытается кормить меньше отведенного природой срока, т.к. ни одна женщина не рассчитана на столь быстрое прекращение лактации. Нормальная продолжительная лактация способствует полному восстановлению фигуры и даже может помочь женщине похудеть. Если же перестать кормить грудью даже в 6-8 месяцев, то нарушается естественный процесс похудения организма – необходимо немедленно садиться на строгую диету. Если женщина совсем не кормит грудью, для нее природных механизмов вернуться в свой первоначальный вес не существует, а искусственные – ее забота.

Евгения Чампалова.
(по материалам московской общественной группы поддержки «Матери за грудное вскармливание»)

Мы в Google+

Очередная, подумала Фаллопиева труба, схватила яйцеклетку и уронила вовнутрь.
-Ой, а меня тут уже ждут, кокетливо улыбнулась яйцеклетка. Хвостатые сперматозоиды устремились к ней и облепили ее. Один пробрался внутрь. Одного достаточно, яйцеклетка уплотнила оболочку и разделилась на две клетки. А потом на четыре, и еще, и еще. Плывем куда-то, — подумала одна из клеточек, наверняка потом она станет мозгом. Мягкие реснички проталкивали их все дальше, пока они не шлепнулись на что-то мягкое.
-Мозг, мозг, просыпайся, прошептала Матка, мы беременны.
-Внимание, внимание! Мы беременны! Все слышали? Мобилизовать всех, начинаем работать за двоих. Своим заместителем назначаю Матку. Сердце!
-Да, уже качаю быстрее.
-Желудок!
-А я что? Мне что упало, то и попало.
-Совести у тебя нет, ты все принимаешь, а нам потом расхлебывать, заворчали Печень и Почки.
-Так ОНА ест только острое и соленое, деликатесы разные… Кстати, пришла порция мартини.
-Ой, а у нас никотинчик, Кент, единичка, воскликнули Легкие, печально известные эксперты по табакокурению.
-Какая единичка?? Мозг, а ОНА знает?- закричала Матка.
-Уппс, сейчас что-нибудь придумаем, озабоченно ответил Мозг
-Ну-ка сделаем так, чтобы ОНА начала машин бояться.
-Не выйдет, скептически моргнули Глаза, она уже давно за рулем, хотя…ура, сворачивает к аптеке!
-А давайте ей токсикоз месяца на три с половиною устроим, чтоб не повадно было! — предложил Желудок.

Через три месяца
БАЦ!
-Что-то белое и порохом пахнет, отрапортовали глаза.
-Это подушка безопасности, слава Богу, ОНА была пристегнута.
-Мозг, ну и что, что не по ее вине, не разрешай ей гонять! — завопили все.

Через месяц
-ОН пинается, улыбнулся Живот.
-Как ОН? ОНА хочет девочку- нахмурился Мозг
-Да кто ее спрашивает! — Матка осторожно дотронулась до плаценты.
Через два месяца
-Внимание, внимание! Опасность заражения из-за больного зуба!
-Мозг, время три часа ночи, дай поспать, сонно сказали Ноги.
-Нет, едем в неотложную стоматологическую помощь срочно! — приказал Мозг.

Через час
-Матка, анестезию все-таки с адреналином сделали, сказало Сердце.
-Будем держаться, вздохнула Матка.
Через…месяцев
-Мозг, у нас повреждены оболочки, воды подтекают, виновато сказала Матка.
-Это не у вас, это вы Мочевой пузырь обидели сильно, зажали его совсем, вот он и не сдерживает себя.
-Мозг, говорят тебе, воды отходят!
-Да не болтай, к врачу нам послезавтра, а роды у нас через две недели.
-Мозг, у нас мало времени!
-Ну ладно, ладно, позвоним врачу. Между прочим, сейчас праздники, неудобно человека дергать по пустякам.

Через два часа
-Ну вот, мы в роддоме, все довольны? Только время зря тратим.
-Мозг, меня тут, это самое, проклизмили, смущенно сказал Кишечник.
-Мозг, мы рожаем, давай окситоцин! — закричала Матка
— С ума все посходили? Откуда он у меня сейчас? Говорю же, еще две недели!
— Мозг, давай быстро бери, откуда хочешь, заорала Матка.
-Ой, кошмар, если раскрытие не будет достаточным через три часа, будут резать! За что?! Все же хорошо было! Ой, боюсь-боюсь!
-Мозг, не ори, капельницу поставили с энзапростом, сердито сказало Сердце.
-Да вы не понимаете, остался один час и все, разрежут!
-Как будто это его разрежут! Да раскрылась шейка, раскрылась, ответила Матка, вот теперь давай окситоцин.
-Ну не могу, нету!
— Тогда, злобно прошипела Матка, скажи ЕЙ, пусть дышит, как учили и мышцами изо всех сил работает.
-Нет, не так быстро, крикнула Матка, Глаза в ужасе зажмурились…
-ОН кричит, ликовали Уши.
-Внимание, мы родили! — важно объявил Мозг.
-Да не закончились еще роды, простонала Матка, Мозг дай окситоцин для плаценты.
-Уже вкололи, флегматично ответило Сердце.
-Мы родили, мы сами родили, всхлипывал Мозг.
-Ну хватит уже, мы не хотим плакать, протестовали Глаза.
-Ну, вы только посмотрите на НЕГО, умилялся Мозг.
-Вы ничего не забыли?- скромно спросили Молочные железы

Мы в Google+

Помните, как Вы инстинктивно помогали малышу в первые дни добраться до груди, но он должен был сам взять грудь и сосать? То же относиться и к введению прикорма: ваше дело предложить, а работа малыша – есть, как это делают все млекопитающие.

Можно дать ребенку еду и раньше, но он точно попытается вытолкнуть ее языком изо рта. Выталкивающий рефлекс языка не только украшает слюнявчики тертым яблоком или пюре из кабачка, но и защищает ребенка от инородных предметов, которые могли оказаться у малыша во рту. А если затолкать еду подальше в рот? Вы нарушите защитные механизмы ребен­ка. Сам бы он этого не допустил. Он, ско­рее всего, сможет проглотить то, что вы ему дали таким образом, но при этом по­вышается вероятность, что он подавится.

Еще один естественный механизм за­щиты, не позволяющий малышу подавиться — ребенок не может взять пальцами маленькие предметы. Способность взять мелкий предмет большим и указательным пальцем появляется только около восьми месяцев. До тех пор маловероятно, что малыш сможет взять в рот изюминку или горошинку. Мораль сей басни: не опере­жайте события; ребенок должен дорасти до определенных навыков, чтобы есть еду помимо грудного молока.

Зачем ждать, пока созреет желудочно- кишечный тракт? Во-первых, если малыш ест что-то помимо грудного молока до того, как слизистая кишечника созрела, аллергены проникают в кровоток сквозь стенки кишечника. Организм малыша воспринимает это как вторжение инород­ных тел, поэтому начинает вырабатывать против них антитела. Аллергия может проявиться в виде экземы. Конечно же, не все дети реагируют на преждевременный прикорм, но это случается достаточно часто для того, чтобы не спешить с при­кормом и подождать, пока дозреют ки­шечные стенки. Обычно это происходит около полугода.

Во-вторых, по сравнению со взрослы­ми у маленьких детей намного меньше ферментов — веществ, которые перевари­вают пищу. Они просто не нужны в боль­ших количествах, пока малыш питается легко перевариваемым грудным моло­ком. Дайте малышу взрослую еду до того, как у него начнут вырабатываться взро­слые пищеварительные ферменты, и у него может заболеть живот и начаться по­нос. Ребенок при этом может проглотить еду, но не может ее переварить, что будет заметно по кусочкам непереваренной еды в какашках.

Итак, примерно в полгода у малыша дозревает слизистая кишечника, поэтому меньше вероятность, что сквозь нее в кро­воток просочатся аллергены и вызовут аллергическую реакцию. В это же время у ребенка начинают вырабатываться не­обходимые для переваривания еды фер­менты. Он может самостоятельно сидеть, брать еду, доносить ее до рта, жевать (да­вить деснами) и глотать. Из этого следует: чтобы есть то же, что и родители, человеческие детеныши созревают, когда их возраст перевалит за полугодовой рубеж.

Когда малыш подрос, вам не надо тереть пюрешки. Он сможет есть обычную еду с вашего стола. Ему не будут нужны специальные детские каши, обогащенные железом. Покупные детские каши – сильно переработанный продукт, который почти не представляет питательной ценности. Избыток железа, ненужного грудному ребенку, повышает риск запоров, желудочно-кишечных инфекций и кишечных микрокровотечений.

Мы в Google+

В пятницу 14 сентября с 11.00 до 13.30 на источнике рядом с нашим клубом (Саржин Яр) пройдет слинго-парад!

Приглашаем всех желающих: родителей с детками, будущих и планирующих родителей, а также всех-всех, кому интересна детская тема, посетить интересное мероприятие! Всех гостей мероприятия ждут приятные сюрпризы и скидки от Родительского клуба “МАДОННА”!!!

 

Приходите, ждем Вас!

 

Каждый понедельник мы с группой малышей (6-10 мес.) проводим занятие на открытом воздухе рядышком с клубом!

Это обычное развивающее занятие, которое включает ритмику, развивающие игры, музыкально- речевые игры, пальчиковую моторику, упражнения на развитие мышления, речи и познавательных процессов, физическое развитие, динамическую гимнастику, логопедическую и фонетическую ритмику, артикуляционную гимнастику и обязательно упражнение на творческое развитие Вашего малыша. Но также все занятие проходит на зеленой травке, с летним воздухом и теплым солнышком!

Вы тоже можете записаться в группу по телефону 340-91-92 прямо сейчас!

 

Посмотреть еще фото здесь

DSC_0379DSC_0382

http://knigonosha.com.ua/lib/On_i_ona/Arshavskiy_I.A./Vash_malysh_mozhet_ne_bolet/

Г. И. Брехман

Междисциплинарный клинический центр университета города Хайфа

Израиль

Предисловие

Пренатальная и перинатальная психология (ППП) — современное научное направление, изучающее эмоциональное восприятие плода (пренейта), его память и влияние воспринятых во время беременности и родов впечатлений на образ мышления, эмоциональные проявления и стиль поведения ребенка и взрослого человека в течение всей его последующей жизни. ППП включает себя два раздела: фундаментальный прикладной. Фундаментальный (теорутический)—изучает феномен сознания и бессознательного пренейта, пути и механизмы обмена информацией меж­ду матерью и пренейтом, механизмы фиксации в памяти впечатлений, полу­ченных пренейтом, и их проявление (ос­вобождение) в постнатальной жизни, участие генетических, эпигенетичес­ких и гуморальных факторов, механиз­мы возникновения психологических и психосоматических расстройств, теоре­тические основы их профилактики и ле­чения, др. Прикладной (практический) раздел занимается профилактикой и лечением последствий пренатальных и перинатальных травм, дородовым воспитанием пренейта и родителей, психо­профилактической подготовкой жен­щин к родам, др.

В данной лекции приведены некото­рые факты истории пренатальной и пе­ринатальной психологии и некоторые наиболее надежные научные исследо­вания, проведенные по этой проблеме в университетах и научных центрах Ев­ропы и Америки.

Первые догадки

В настоящее время имеется много свидетельств в пользу того, что плод обладает эмоциональным восприяти­ем и активно функционирующей па­мятью. Если соблюдать хронологию, то в современной истории пренатальной и перинатальной психологии первым всерьез заговорил о памяти рождения австрийский психоаналитик Отто Ранк (О. Капк), ученик и сподвижник 3. Фрейда. Он собрал материал и имел мужество опубликовать его в виде монографии «Травма рождения» в 1924 г.; О. Ранк доложил результаты своих исследований на заседании Венского психоанатитического общества, и может быть, ему бы это простили, но его упор ное утверждение, что устранив последствия родовой травмы, можно избавить пациентов от невроза, вызвало бурю негодования: все они знали, что неврозы являются результатом травм детей по­сле рождения (по Фрейду), а докладчик предлагает им учитывать психологиче­ские травмы плода, мозг которого вооб­ще еще не содержит никакой информа­ции. Опережать время—опасно! За это можно лишиться головы, в лучшем слу­чае — быть исключенным из Венского психоаналитического общества…

После этого скандала в течение 50 лет психоаналитики и другие специ­алисты избегали касаться темы психи­ческой жизни плода. Нельзя сказать, что О. Ранк был одинок в своих утверж­дениях. Его взгляды разделял венгер­ский психоаналитик Шандор Ференци (3. Регепса), высказавший идею об инстинктивном желании индивида к возвращению в материнское лоно.

Приход фашизма в Европу и разгром психоаналитической школы приоста­новили исследования в этом направле­нии. Лишь отдельные ученые продол­жали присматриваться к этой проблеме и накапливать свои наблюдения. Од­ним из них был швейцарский психолог Ганс Густав Г]эабер (И.О. ОгаЬег), кото­рый на основании своих исследований обнаружил, что ребенок помнит не только то, что происходит во время рождения, но и события, произошед­шие с ним и матерью во время беремен­ности [3]. Он и стал инициатором прове­дения первой Международной конфе­ренции по пренатальной психологии в Вене в 1971 г. Там было признано целе­сообразным сформировать Междуна­родную научную группу для дальней­шего изучения интригующего вопроса о психической жизни ребенка до рожде­ния. С этого года ведется отсчет научно­го становления ППП.

Плод как индивидуальность

В том же 1971 г. на другом континен­те Земли известный новозеландский педиатр Уильям Лайли был приглашен с докладом "Плод как инди­видуальность" на 8-й Ежегодный конгресс психиатров Австралии и Новой Зеландии. Его доклад представляет интерес с точки зрения суммы знаний о плоде специалистов того времени, кото­рое считается стартовым в отношении научного развития ППП. Лайли начал свой доклад словами: "Не я выбирал на­звание этого доклада. Если бы выбирал я, то был бы более осторожен в выборе слов. Плод — это часть моей медицин­ской практики, а индивидуальность — часть вашей практики". И дальше Лай­ли привел обнаруженные к тому време­ни с помощью клинических и новых тогда методов исследования (ультра­звук, кардиография, элекроэнцефало-графия, др.} факты, свидетельствую­щие о том, что плод является активным, развивающимся индивидуумом, отве­чающим на стимулы окружающей его среды, обладающим способностью к пе­ремещению, глотанию и т.д. Он полагал, что приведенные данные характеризу­ют плод как индивидуальность. На по­ставленные вопросы: "Имеются ли ка­кие-либо свидетельства или предполо­жения, что плод что-то узнал в матке?", "Могут ли материнские эмоции — вос­торг, страх, тревога — быть сообщены плоду и оказывать на него влияние?" Лайли ответил: "Конечно, при внезап­ном изменении материнских эмоций можно обнаружить резкие изменения в частоте сердцебиений плода… но пока мы не имеем данных, обучается ли плод в матке, воспринимает ли он страх или беспокойство беременной матери? Да­же если он воспринимает только следст­вия этих беспокойств матери, это не приводит к каким-либо негативным по­следствиям". Как видим, доктор Лайли не привел даже догадки и данные пси­хоаналитиков Европы в отношении психической жизни человека до рожде­ния. Может быть, не знал, и потому го­ворил только о физиологических, функ­циональных процессах.

К сегодняшнему дню считается уста­новленным, что к 7-ми неделям от мо­мента зачатия человек морфологически сформирован, а все его органы по мере формирования одновременно начина­ют функционировать в пределах, соот­ветствующих уровню развития. Начи­ная с первого триместра, эмбрион-плод начинает воспринимать органами чувств информацию и реагировать на нее. Ко второму триместру все виды чувствительности—тактильная, вкусовая, зрительная, слуховая, вестибуляр­ная — активно функционируют. Это свидетельствует о достаточном разви­тии и функции мозга, и нервной систе­мы в целом. С появлением ультразвуко­вых аппаратов оказалось возможным документировать эмоциональные ми­мические реакции эмбриона и плода с 8—14 недель. Вместе с тем, остаются дискутабельными не только происхож­дение таких мимических реакций, но и более серьезные и фундаментальные вопросы психического функционирова­ния плода.

Сопоставительный анализ независимых исследований

В 1975 г. американский психолог и психиатр чешского происхождения Станислав Гроф (5. Ого!) опубликовал свою первую книгу "Области человечес­кого бессознательного", где обобщил огромный опыт лечения пациентов с помощью психотерапии и ЛСД. По его свидетельству, после многих колебаний он решил обнародовать свое отношение к полученному материалу, который ука­зывал на наличие у людей эмоциональ­ного восприятия и памяти до рождения. Дородовые впечатления, оставшиеся в памяти, проявлялись в виде различных психологических проблем, по поводу ко­торых эти пациенты обращались к нему для лечения.

Анализ материала позволил ему сформулировать теорию базовых пери­натальных матриц (БПМ), которая по­стулирует существование гипотетичес­ких динамических матриц, относящих­ся к перинатальному уровню бессозна­тельного и управляющих мыслитель­ными и поведенческими процессами человека после рождения. Гроф выде­лил 4 перинатальные матрицы в зави­симости от времени их формирования: БПМ-1 — беременность, БПМ-П — 1-й период родов, БПМ-Ш — 2-й период ро­дов, БПМ-ГУ — рождение ребенка и от­деление от матери. Матрицы включают впечатления, полученные в каждом из этих периодов, в последующем они мо­гут определять судьбу человека. По сло­вам Грофа то, "…как человек родился, влияет на его взгляд на жизнь, соотно­шение оптимизма и пессимизма, его от­ношение к другим людям, способность противостоять ударам судьбы и доби­ваться своей цели".

В это же время греческий психиатр Афанассиос Кафкалидес (А. Ка&аШез) вел свои исследования, также исполь­зуя в психотерапии ЛСД. Все лечебные сессии он записывал на аудиокассеты, затем расшифровывал и анализиро­вал, у части — сопоставлял с анамне­зом матерей пациентов. Его книга "Знания из лона" включает доку­ментальное описание страданий, кото­рые испытывали клиенты во время сессий, когда восстанавливались чув­ства, пережитые во время пренаталь-ного периода их жизни, и которые от­крывались под воздействием ЛСД. Они сами постепенно, от сессии к сессии начинали осознавать, что эти чувства идут из дородового периода и являют­ся памятью о материнских чувствах. Например, особо тяжелые пережива­ния он наблюдал у пациентов, родив­шихся нежелательными, испытавши­ми внутриутробно отвержение своей матери, о чем до лечения они не дога­дывались. Другие — неожиданно для себя — обнаруживали свою нежела­тельность по полу и начинали пони­мать, откуда у них сексуальные пробле­мы и т.д. Раскрытие истоков психоло­гических проблем оказывало мощное лечебное воздействие, что оценива­лось автором как подтверждение ре­альности воспоминаний о пережива­ниях, содержащихся в клеточной па­мяти, а не галлюцинациями или фан­тазиями под воздействием психодели­ков. Выступая с лекциями в Австра­лии (Университет Ново-Южного Уэль­са, Сидней, 1983), А. Кафкалидес гово­рил: "…Картезианская научная мето­дология спросит: Каковы объективные критерии, доказывающие, что внутри­утробные переживания действительно имели место, а не являются результа­том искаженного восприятия? …Но нет аппарата, способного измерить степень человеческого горя или психи­ческой боли, степень правдивости то­го, что человек говорит о своем про­шлом опыте… С 1965 г. я убедился, что психоделики активизируют "следы па­мяти" переживаний прошлого, и сде­лал вывод, что то, что человек испыты­вает и говорит под действием психоделика, является для него субъективной правдой".

Английский психиатр Фрэнк Лэйк, используя ЛСД и психо­терапию, получил подобные результаты и попытался разобраться в них в книге "Сжатая неразбериха: исследование пре- и перинатальной парадигмы" .

Три психиатра, пользуясь одними и теми же методами почти в одно и тоже время в разных странах, не зная друг друга, пришли к выводам, которые од­нозначно указывали на реальность до­родовой памяти у человека. Имелись и различия в интерпретации полученных результатов. Если Гроф уделил основное внимание впечатлениям от родового процесса, то Кафкалидес говорил о вли­янии материнского стресса на плод в те­чение всей беременности, а Лэйк счи­тал наиболее важным первый три­местр — то, как мать, родители воспри­нимают известие о наступившей бере­менности.

Реакция плода на изменение эмоционального состояния матери

Специалисты с пониманием отно­сятся к утверждениям женщин о том, что плод "брыкается", "пинается", когда они нервничают, объясняя такие дви­жения случайными рефлексами. Но специальные исследования, проведен­ные в Леувенском университете в Бель­гии, показали, что повышенная двига­тельная активность плода связана с увеличением уровня тревожности мате-ри.

Наши исследования обнаружили, что тазовое предлежание плода досто­верно чаще сочетается с повышенным уровнем тревоги (методы Спилбергера и Тэйлор) и повышенным уровнем не­вротизма (метод Айзенка), а примене­ние метода психоалектрорегуляции (ра­циональная психотерапия и электро-транквилизация аппаратами ЛЭНАР, конструкции Э.М. Каструбина) позво­лило у большинства исследованных женщин изменить предлежание плода с тазового на головное. Последующие ис­следования показали, что разгибатель-ные предлежания головки, поперечное положение плода связаны с серьезны­ми социально-психологическими кон­фликтами матерей. Рациональная психотерапия, проводимая ТА. Малы­шевой, у ряда пациенток позволяла вос­становить положение и предлежание плода. Все это можно рассматривать как подтверждение идеи, что не родив­шийся ребенок в конфликтной ситуации реагирует своим телом или конеч­ностями, а устранение конфликта и восстановление эмоционального состо­яния матери способствует восстановле­нию головного сгибательного предле-жания.

С 1994 г. мы начали изучение реак­ций плода, не столь заметных внешне. Записывая кардиограммы плодов, мы давали беременным женщинам прослу­шать записи коротких детских песенок. Как только менялась мелодия, а с ней и эмоциональное восприятие женщиной песенок, так тут же изменялась частота сердцебиений ребенка. Такие же резуль­таты наблюдались и тогда, когда мы предъявляли женщинам другие эмоци­ональные стимулы. Подобные дан­ные были получены в Колумбийском университете Нью-Йорка С. Monk et al., которые нашли еще и параллельные из­менения частоты пульса матерей, что подтверждало синхронные реакции сердечной деятельности матери и плода в ответ на психические стимулы.

Реальность памяти плода. Анализ отдаленных результатов

Реакции плода на различные стиму­лы показывают, что он обладает воз­можностью воспринимать информа­цию, идущую из внешнего для него ми­ра. Но сохраняет ли он ее в памяти? Клинические наблюдения и исследова­ния показывают, что в памяти плода со­храняется не вся воспринимаемая ин­формация. Эмбрион-плод способен за­поминать наиболее эмоционально пе­реживаемые вместе с матерью впечат­ления. Позитивные события способст­вуют проявлению полученных с генами предрасположенностей и талантов, а дистрессы матери могут стать препят­ствием для умственного развития пло­да, нанести непоправимый ущерб его здоровью и последующему психофизи­ческому развитию ребенка.

Клинические исследования, прове­денные в университетах и клиниках США, Англии, Нидерландов, показали, что пренатальный стресс может вызы­вать нарушения психомоторного раз­вития детей, которые обнаруживались при исследованиях в 4 и 8 месяцев, в 8 и 9 лет после рождения.

До последнего времени психиатры и акушеры больше знали о существова­нии послеродовой депрессии, а между тем, депрессия женщин во время бере­менности — не такое уж редкое явле­ние, она формирует склонность к де­прессии у ребенка. Новорожденные, ро­дившиеся от матерей с депрессией, имели низкую оценку по шкале Апгар и чаще требовали мер по оживлению. Они чаще плакали, и их труднее было утешить. Чем более выраженной бьша депрессия у матери, тем более раздра­женными были дети. В последующем эти дети более склонны к курению, упо­треблению алкоголя и наркотиков.

Одной из проблем, с которой сегодня встречаются родители, является гипер­активность детей, их импульсивность, дефицит внимания, неспособность обучаться, необходимость принимать наркотики для уменьшения возбудимо­сти. Все это составляет синдром ADHD (Attention deficit hyperactivity disorders). Оказалось, что тревога мате­рей в 12—22 недели беременности по­вышает риск развития синдрома А1Э1ГО у их детей в 8—9 летнем возрасте.

Пренатальный стресс может быть причиной тяжелых психических забо­леваний типа неврозов и психозов. Они могут проявляться в виде навязчивых состояний, фобий, страхов, обнару­живаемых в детстве в виде боязни тем­ноты, пауков, змей, а иногда очень нео­бычные и экзотические фобии — типа боязни звонков, текущих кранов, др. Наши наблюдения поддер­живают мнение о том, что эмоциональ­ные переживания матерей во время бе­ременности могут быть одним из фак­торов риска возникновения шизофре­нии и биполярных аффективных расст­ройств.

Пренатальный стресс может стать причиной психосоматических расстройств, таких как астма, мигрень, ней­родермит, расстройство речи, заика­ние, гшлоростеноз, энурез, др.

Сексуальные проблемы также мо­гут иметь пренатальные корни. Если мысли матери в течение беременности находятся в противоречии с реальным полом развивающегося в ней плода, он после рождения (начиная с периода по­лового созревания) на уровне бессозна­тельного может почувствовать психоло­гический дискомфорт в отношении сво­ей половой самоидентификации. С на­чалом половой жизни могут обнару­житься различные проблемы (импотен­ция, фригидность, диспареуния, транс­сексуальные тенденции, др.). Имеет значение и отношение беременной женщины к половой жизни: принужде­ние ее к сексу может отрицательно ска­заться на половой функции ее ребенка в последующем .

Перинатальная психология открыла проблему психологии нежелательных детей. Их обобщенный психологичес­кий портрет включает такие характери­стики, как сниженная жизнерадост­ность, повышенная обидчивость, сни­женная самооценка, высокая зависи­мость, заостренная потребность в при­знании: иногда криминальные способы реализации этого, недоброжелатель­ность, плохо сформированное чувство привязанности и отзывчивости, скры­тая депрессия, неврозы, психопатичес­кие черты. Конечно, не все дети обладают перечисленными здесь качествами, и степень их выраженности также явля­ется различной. Между тем, они часто страдают от трудностей общения, и не­редко у них возникают конфликтные отношения с окружающими.

Особое внимание перинатальных психологов привлекает повышенная агрессия и насилие в связи с возмож­ностью включения в память плода впе­чатлений от эмоционального непри­ятия беременности матерью, мыслен­ного отвержения ею еще не родившего­ся ребенка, попыток сделать аборт. По данным американского психотерапев­та У. Эмерсона, такие дети даже ро­довой процесс воспринимают как наси­лие. Если же после рождения отверже­ние продолжается, или они испытыва­ют по отношению к себе безразличие, а тем более насилие, то у них могут сфор­мироваться насильственные тенден­ции в поведении: они склонны к не­управляемым вспышкам ярости и гне­ва, домашнему насилию.

Память рождения

Дети запоминают не только особо эмоциональные события во время бе­ременности, но и свое рождение. Науч­ные исследования этого вопроса про­вел американский гипнотерапевт D. Chamberlain. Он отобрал 10 пар мать-ребенок (средний возраст ребенка 9—23 года) при условии, что ни мать, ни кто бы то ни было другой не рассказы­вали ребенку детали его рождения. С их согласия в разное время он проводил с ними сеанс ребефинга, возвращая к мо­менту родов. В состоянии гипноза они вспоминали о происходящем в родовой комнате, а их рассказы записывали на магнитную ленту. После расшифровки исследователь сопоставил протоколы: они совпадали в деталях.

Оказалось также, что дети запоми­нают не только свое рождение, но и вме­шательства акушеров в этот процесс. Голландский этолог, Нобелевский лауре­ат N. Tinbergen, изучая детей с аутиз­мом, привел перечень факторов, пред­располагающих к этому состоянию или усиливающих его симптомы. Среди них: искусственное родовозбуждение, роды с анестезией, пгигшы, реанима­ция после родов. Его данные были подтверждены японским психиатром К. Hattory. Исследования, проведен­ные в Австралии [45], показали, что ча­стота аутизма после кесарева сечения до наступления срока родов в 2 раза вы­ше. Значимыми факторами были так­же эпидуральная анестезия, задержка первого вдоха, оценка по Апгар ниже 7 баллов, искусственное родовозбужде­ние. Масштабное шведское исследование подтвердило роль кесарева се­чения в возникновении аутизма, а так­же значение таких факторов, как куре­ние в первые три месяца беременности, кровотечения во время беременности, задержка внутриутробного развития. Представленные данные требуют осно­вательной проверки, поскольку авторы указывают на многофакторность воз­действия, а в этом случае может иметь значение феномен эмерджентности.

Экспериментальные исследования

Одним из важных аспектов станов­ления перинатальной психологии как науки являются экспериментальные исследования. Проф. M. Schneider с со­трудниками из Университета Вискон­син-Мэдисон (США), предпринимая экспериментальные исследования с приматами и грызунами, попыталась ответить на следующие вопросы: "Ока­зывает ли неблагоприятное действие внезапный ежедневный психологичес­кий стресс во время беременности на ее продолжительность, вес при рождении потомства, его поведение и реакцию на раздражение после рождения?", "Суще­ствует ли период повышенной уязвимо­сти при действии пренатального стрес­са?", "Действительно ли материнские стресс-гормоны являются существен­ной частью механизма действия прена­тального стресса на потомство?", "Воз­действует ли на плод сочетание прена­тального стресса с другими потенци­ально негативными факторами типа алкоголя?", "Соблюдается ли непрерыв­ность в отношении познавательной функции между эффектом в младенче­стве и в последующем?".

Исследователи с помощью грамотно поставленных экспериментов обнару­жили, что по сравнению с контролем у "пренатально стрессированных" обезь­ян наблюдались более выраженное тре­вожное поведение и более высокие уровни стресс-гормонов, что коррели­ровало с предшествующей рождению активацией эндокринной функции у матерей. Периодами повышенной уяз­вимости (при острых звуковых воздей­ствиях) являются ранние сроки бере­менности (в отношении влияния на вес при рождении и поведение после рож­дения) и вторая половина беременности, но в случае хронического стресса. Если пренатальный стресс сочетался с воздействием алкоголя на плод, то об­наруживались наиболее неблагоприят­ные эффекты на вес при рождении и по­ведение. С использованием позитронно-эмиссионной томографии исследо­ватели обнаружили, что пренатальный стресс нарушал допаминовую функцию полосатого тела мозга приматов и, соот­ветственно, — реакции, связанные с этой областью, на стимулы. Имелась су­щественная ассоциация между задерж­кой двигательного созревания, умень­шенным вниманием новорожденных, их замедленным обучением, нарушени­ем регулирования эмоций и неспособ­ностью к обучению в юности, показы­вая определенную непрерывность меж­ду ранним и позднейшим дефицитом у потомков.

Особый интерес представляют экс­перименты, в которых стресс воспроиз­водился до зачатия. Ученые Универси­тета Хайфы (Израиль) обнаружили, что стресс, перенесенный крысами в тече­ние недели перед зачатием, приводил к рождению детенышей с патосоциальным поведением. Как видим, экспе­риментальные исследования под­тверждают клинические данные.

Поведение человека зеркально от­ражает пренатально воспринятые впечатления. Нередко конкретная ин­формация позволяет лучше понять то или иное утверждение. Поэтому неслу­чайно перинатальные психологи не стесняются в лекциях давать примеры из практики. После лекций по перина­тальной психологии слушатели, возвра­щаясь к периоду беременности, начи­нают догадываться о происхождении непонятных особенностей поведения своих детей или своих личных привы­чек. Приведу несколько собственных наблюдений.

Женщина А. длительное время не могла понять, почему ее сын в периоды напряжения или раздумий рисует гео­графические карты. Оказалось, что во время беременности им она оканчивала геодезический институт и с большим волнением выполняла дипломную ра­боту, требовавшую рисования геогра­фических карт

Женщина Б. длительное время не могла понять, почему ее сын не может слышать хруста кусаемого яблока. И вспомнила, что во время беременности у нее был сильнейший всплеск эмоций (истерика), когда она неожиданно обнаружила, что муж (тоже студент) съел весь килограмм яблок, купленный ею для себя на последние деньги. После рождения девочка часто бес­причинно плакала до 4-летнего возрас­та. В конце беременности ею трагичес­ки погиб ее отец, и мать была в глубоком трауре.

Конечно, подобные наблюдения нельзя рассматривать как научные факты, а лишь как информационный повод для привлечения внимания к воз­можной проблеме.

Заключение

В обзоре представлена лишь малая толика того, что сегодня стало известно о психической жизни ребенка до рожде­ния. Суммирование этих данных позво­ляет сделать предварительное заключе­ние о том, что:

1) эмоциональное восприятие и до­родовая память неродившегося ребенка являются реальностью;

2) эмоциональные переживания ма­тери во время беременности и родов, воспринятые и зафиксированные в па­мяти пренейта, составляют бессозна­тельное человека и воспринимаются им как его собственные;

3) эти бессознательные чувства мо­гут управлять мышлением, эмоциями и поведением после рождения в течение всей жизни человека;

4) серьезные психосоциальные стрессы во время беременности, нега­тивное отношение матери и окружаю­щих к неродившемуся ребенку могут нарушить его психическое и физичес­кое развитие и оставить глубокий след в бессознательной памяти. После рож­дения по мере роста ребенка получен­ная травма начинает проявляться в ви­де психологических и психосоматичес­ких проблем, нарушающих нормаль­ное функционирование человека, а вместе с ним его близких, окружающих людей.

Значение эмоциональных впечатле­ний, полученных ребенком до рожде­ния, для всей его последующей жизни трудно переоценить. Они не могут быть изъяты из клеточной памяти. Усилия психотерапевтов могут лишь ослабить их влияние. К сожалению, мир, в кото­ром мы живем, не всегда бывает добро­желательным, способствующим разви­тию способностей и талантов, переданных ребенку с генами родителей и пред­ков. Молодые родители, являясь частью современного человеческого общества, подвержены социально-психологичес­ким стрессам, что сказывается на их по­томстве, на следующем поколении лю­дей. Психически и/или физически больной ребенок — это не только стра­дания его и его семьи, но и общества. Вот почему важно осознать, что бере­менность и роды — это уникальное время для первичной профилакти­ки нарушений психического и физи­ческого здоровья ребенка. Знание этого должно стать достоянием населе­ния и профессионалов, в особеннос­ти — акушеров и акушерок. К сожале­нию, свою лепту негативной информа­ции вносит акушерская агрессия. Я убежден, что в ближайшее время возобладает здравый смысл, и произой­дет серьезная коррекция философии и технологии родовспоможения в сторону зашиты еще не родившегося ребенка с момента зачатия путем полноценного медико-психологического сопровожде­ния женщин во время беременности и родов, и определенно — в пользу естест­венного родоразрешения. Профессио­нальное обучение специалистов, сопри­касающихся с беременными (акушеров, акушерок, психологов), уже сейчас должно включать релевантную инфор­мацию о достижениях последних деся­тилетий в области изучения психичес­кой жизни ребенка до рождения и влия­нии стресса во время беременности и родов на потомство.

Принимая положения перинаталь­ной психологии об эмоциональном восприятии и памяти еще не родивше­гося ребенка, члены семьи и ее окруже­ние будут контролировать свои мысли и чувства, цензурировать свои слова и поведение, чтобы не вносить в память пренейта негативные впечатления. Они смогут сознательно обогащать его позитивной информацией с самой ранней фазы его жизни. Общество должно позаботиться о создании зоны комфорта вокруг молодых семей, пред­полагающих иметь детей или беремен­ных ими. Такой подход определенно сделает каждого рождающегося чело­века счастливым, любящим себя и ок­ружающих, уверенным в себе, менее насильственным и более дружелюб­ным. Все это будет способствовать гар­моническому развитию общества в це­лом.

...